?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry




Российская интеллигенция. Что и кто скрывается за этим словосочетанием? Наиважнейшей чертой российской интеллигенции всегда было холистическое сознание – представление целостной картины мира, попытки «объять необъятное».
      Такое сознание объединяло все священное и повседневное одной великой целью, давало энергию народным массам для движения к достижению этой цели через яркую притягательную идеологию, востребовало неординарного и сильного лидера для руководства этим процессом. Можно сказать, интеллигенция – специфическое российское явление.



На Западе, с его давно реализованным цивилизационным выбором, опирающимся на гражданское общество, состоящее из эгоистичных и целеустремленных индивидов, борющихся за свои локальные интересы, более востребованы интеллектуалы, узкие специалисты в определенных областях. Все это разруливается механизмом демократии – выявлением воли политически активного (а не абсолютного) большинства населения и ее реализация эффективными менеджерами.

Как говориться, почувствуйте разницу. Радеть за все население страны или воплощать чаяния его активного, но меньшинства. А ведь в этом заложены корни понятий о справедливости, добре и зле, смысле жизни.

В начале 90-х годов прошлого века с развалом Советского Союза новое руководство страны взяло курс на интеграцию с Западом. А для этой интеграции нужно было российские государственные институты выстроить по западному образцу, иначе стыковки бы не получилось.
        И тут уже был задействован институт демократии по западному образцу: с мнением большинства населения никто не считался, а, наоборот, как заявляли А.Чубайс и ряд других либеральных политиков и представителей либеральной интеллигенции, «президент страны не должен слепо следовать за настроениями людей, он, напротив, обязан активно влиять на них». То есть была задействована концепция «просвещенного меньшинства», которое призвано сделать народ счастливым вопреки ему самому.

И позже, в начале 2000-х, большая часть нашей интеллигенции придерживалась данной концепции. Помните коллективное обращение к Путину, в котором представители интеллигенции, такие как академик Александр Яковлев, Юрий Шевчук и группа "ДДТ", Наталья Иванова, Юрий Саульский и др. указывали на то, что «мнение людей может противоречить их же интересам».

Пожалуй, к таким же представителям интеллигенции относился и режиссер Андрей Кончаловский. В этом можно легко убедиться, почитав его интервью тех лет и послушав публичные выступления. Но вот его недавнее интервью порталу «Meduza» показало, что его взгляды на мироустройство, на предназначение человека, на его отношение к истории в значительной степени поменялись и приобрели глубоко философский характер. И здесь не случаен отсыл Кончаловского к книге австрийского психиатра Виктора Франкла «Скажи жизни „Да“».

Журналистка сугубо либерального портала ставила свои вопросы так, что в них подразумевался ответ в духе методичек какого-нибудь не к ночи помянутого «Мемориала». Но ответы Кончаловского, похоже, увели разговор с предполагаемого пути.

Вот некоторые темы из интервью Кончаловского:

Об отношении к истории и ментальности.

«Что касается разгрома КПСС, то нельзя назвать это удачным политическим решением. Нельзя забывать, что коммунистические идеи были воплощением чаяний большого количества людей. Эти люди истово и искренне в них верили. Я даже думаю снять фильм про секретаря низовой партийной организации в каком-нибудь забытом году прошлого века. Это же были нормальные, честные люди.
        Их, конечно, что-то не устраивало, но 1960-е годы — после десталинизации — не были для них хорошим временем. Они не могли ничего сделать против, так сказать, логики, возникшей во времена хрущевизма, но они не мечтали о том, чтобы их жизнь и идеалы облили грязью.
         Наступило другое время: все идеи, в которые они верили, были опорочены, и на Сталина повесили все грехи, ответственность за которые должны были нести те, кто начал десталинизацию. Ну и что дальше? Что, все стали хорошими? И в подъездах перестали гадить? И выбрасывать мусор в окно перестали? Ну, это же смешно.

   
Ментальность народа не меняется в связи с тем, что вдруг решено покончить с прошлым. К тому же покончить с ним невозможно. Берите пример с Китая: культ Мао Цзэдуна никогда не был развенчан, а страна движется вперед».


О ценностях.

«Мне кажется, огромная часть нашей страны живет в архаической системе ценностей. У нас язычество переплетено с коммунизмом, а коммунизм — с православием. И любое правительство в России, в том числе нынешнее, — это правительство социально ориентированного государства. <…> оно чувствует себя обязанным кормить людей, которые не хотят много работать и зарабатывать, а вполне довольствуются малым. Сложно заставить людей вопреки их воле заниматься бизнесом.
       Дело не в том, что кто-то не дает, а в том, что не надо это русскому человеку. И бизнес, и свобода эта пресловутая большинству не нужны. Было бы надо, взяли бы как миленькие. Свободу же не дают, свободу берут! А людям это не нужно.
        Надеюсь, вы понимаете, что мы с вами говорим о нации, а не о гражданах в пределах Садового кольца? <…> Надо как-то понимать, где мы живем и в какую сторону стоит смотреть. Мы не сможем изменить национальную ментальность, не поняв ее».


О Путине и его политике.

«Россия действительно пыталась войти в европейский ареал. Такова была идея Путина, который, конечно, самый большой в стране европеец по своим убеждениям. Но Запад отверг Россию, отверг Путина, потому что мы им не нужны сильными, а нужны разваленными, как во времена перестройки: замечательная страна с полным говном вокруг и нищей армией. Путин это понял. И другого выхода, кроме как строить армию и искать союзников на Востоке, у него не осталось. <…>
        Я раньше был западником и тоже думал, что у России один путь — на Запад. Теперь убедился, что нет у нас такого пути. И, слава богу, что двигаясь в этом направлении, мы сильно отстали. Потому что Европа на грани катастрофы — это, кажется, совершенно понятно.

 Причины катастрофы в том, что, как оказалось, нельзя во главу угла ставить права человека. Права человека могут рассматриваться только в соответствии с его обязанностями. Они отказались от традиционных европейских, а значит христианских, ценностей. <…>

У Путина, как у западника, как у человека, который прекрасно говорит по-немецки и знает мировую культуру, конечно, были иллюзии, что России надо возвращаться в Европу. Но в Европе ему сказали: «А вы кто такой вообще? Мы вас не ждали». И Мюнхенская речь — это результат колоссального разочарования Путина в своих идеях относительно Европы и понимания того, что жить предстоит в той части света, которая далека еще от гражданского общества.
          Это все сложнейшие проблемы, которые, конечно, нам с вами за пределами Садового кольца не видны, но руководить страной без этого понимания невозможно».


О смене своего мировоззрения.

«А вы возьмите свою головку в руки и подумайте лет двадцать — и вы тоже изменитесь. Думающие люди нередко меняют свою точку зрения. Не меняются только идиоты. А на меня очень сильно повлияла моя жизнь на Кенозере, где я снимал «Почтальона» — жизнь с людьми, которые гармоничны во всем, что они делают, которых не касается ни Владимир Путин, ни Владимир Познер, ни «надо расплатиться за прошлые грехи», ни вообще что-либо из нашей бурлящей жизни. Они живут в полной архаике, в каком-то удивительном мире своей шекспировской гармонии. Или даже античной трагедии. <…>
    Они никуда не стремятся. Их не загонишь ни в капитализм, ни в частное предпринимательство. Конечно, там есть, что называется, «крутые», но это не класс буржуазии, который динамичен и который испытывает ответственность за страну. Буржуазии никогда не было и пока еще нет. И это тоже одна из проблем российской истории — через нее не надо перепрыгивать».


О гражданском обществе.

«… И постепенно убедился, чтобы изменить страну, надо изменить ментальность. А чтобы изменить ментальность, нужно изменить культурный геном. А чтобы изменить культурный геном, надо сначала его разобрать на составные части вместе с величайшими русскими философами — то есть понять причинно-следственную связь, которая в нашей стране до сих пор не изучена. И только потом уже решить, куда нам идти.
    Наивно думать, что всеобщая грамотность изменит человека. Например, бизнес в представлении в России — это воровство. Из-за Садового кольца это неочевидно, но это так. И еще. Там, за кольцом, за Москвой — совсем другие ценности у людей: они хотят, чтобы государство их оставило в покое. А это значит, что они не граждане, а население. И миллионы россиян — это население. О каких гражданских инициативах мы говорим?»


О культурном коде.

«У нас крестьянское сознание. У русского человека добуржуазные ценности: «своя рубашка ближе к телу», «не трогай меня, я тебя не трону», «ой, на выборы идти — зачем это нужно; придется пойти, потому что придут и погонят, а то и накажут». Крестьянское сознание — это отсутствие желания принимать участие в обществе. Все, что за пределами интересов семьи, в лучшем случае вызывает равнодушие, в худшем — враждебность. Возникновение буржуазии в Европе породило республиканское сознание.
        А республика — это общество граждан. В России республиканское сознание было всего в двух городах — Псков и Новгород. Все, больше никогда и нигде. Впрочем, и эта колыбель была задавлена».


О культуре, цензуре и «стукачестве».

«Если зрители возмущаются, какое это стукачество? Просто им некуда пойти, чтобы выразить свое возмущение. А если спектакль создается, чтобы спровоцировать возмущение, то это как раз та реакция, которой художник добивался [к вопросу о «Тангейзере» Кулябина – авт.].

Вообще дело, на мой взгляд, совершенно в другом: к сожалению, культура у нас, в большом смысле этого слова, кончилась, режиссеров нет. Ведь, если разобраться, что такое режиссура? Это обилие художественных ассоциаций, колоссальная культурная база, без этого ничего нет, все остальное — прикол. Так вот, у нынешних наших молодых режиссеров приколов полно, а художественных ассоциаций ноль.
      В этом беда, а не в какой-то там цензуре. Это все подмена понятий. Как и модные нынче обвинения в переписываниях истории, сокрытии правды… За последние 20 лет было столько написано так называемой правды, которая не оказывалась правдой. И знаете почему? Потому что история очень субъективна. И нельзя сказать: вот во времена разоблачений писали только правду, а сейчас только врут. Нет.
        Дело в том, что истина в истории вообще не может торжествовать, потому что история трактуется всегда согласно тому, кто ее трактует. А объективная история — это огромная иллюзия. Очередная. Ну, мы живем иллюзиями».

Конечно, можно не во всем согласиться с Кончаловским, здесь главное другое. Часть интеллигенции отказывается от западного направления развития России. Но теперь она должна предложить что-то взамен. Ведь укрепление армии и дружба с Востоком – это, скорее, необходимые компоненты выживания страны в текущий момент, ну никак не великая цель.
        А для России нужна именно великая цель, нужна массовая накаленная идеология для возможности достижения заданной цели, и, наконец, нужен лидер, способный повести к этой цели. И здесь интеллигенция просто обязана проделать огромную кропотливую работу. Другого пути у нас нет…


Оригинал взят у orionplus




Comments

( 1 comment — Leave a comment )
Анатолий Петров
Dec. 29th, 2016 11:00 am (UTC)
Интеллигенция "АУ".Ленин правильно назвал и отправил на параходах в Европу.
Потуги Кончаловского и привет от "Аси Клячкиной". Был у него такой фильм.

Edited at 2016-12-29 11:04 am (UTC)
( 1 comment — Leave a comment )
kir_bor
Соболев Кирилл
May 2018
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Интересное...

Powered by LiveJournal.com