?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Оригинал взят у fedotov1384 в Зачем Ургант заступился за PERMM?

Иван Ургант в своём шоу на «Первом канале» попытался высмеять скандал, разворачивающийся вокруг музея современного искусства PERMM. Напомню, данная история началась с публикации в интернете фотографий скандальных экспонатов выставки, которую посещали дети (по выставочному пространству музея организаторы составили специальный детский маршрут). Возмущенные жители города стали писать письма в различные инстанции, к освещению скандальной истории подключились региональные и федеральные СМИ. Издание «Накануне.ru» направило запрос в прокуратуру. Вскоре появилась информация, что в музее проходит прокурорская проверка. Именно факт прокурорской проверки и решил высмеять Иван Ургант в своём комедийном шоу.

Вот что сказал Ургант об одной из инсталляций выставки, составленной из изуродованных и исковерканных игрушек, которые по задумке автора должны были символизировать травматический опыт ребенка  (к слову, помимо этого «экспоната» на выставке были и более провокационные работы).





«Вы зайдите в комнату к любой девочке, где можно увидеть не только инсталляцию из кукол, там еще и медведей, лисиц и даже пистолетики. У меня три дочери. Я когда открываю ящик с игрушками, там Кен в такой позе лежит. Я смущаюсь».




Понятно, что Ургант в своём стиле высмеивает скандальную новость в СМИ, вызвавшую большое внимание и общественный резонанс. Однако высмеивает шоумен не конкретную ситуацию, а своё о ней представление. Отсюда все эти абсолютно странные параллели с собственным родительским опытом (который, видимо, тоже является для Урганта поводом для хохмы). Инсталляция на выставке в музее PERMM была сделана не детьми, а взрослым человеком, который вложил в неё конкретное содержание. Вот что говорит о замысле автора одна из сотрудниц музея:





«Эта работа Вусала Рагима посвящена знакомой художника, Саре. У неё было очень сложное детство (травмы, насилие). Поэтому куклы как символ детства изображены такими исковерканными. Работу Вусала Рагима, действительно, сложно назвать позитивной. Однако дети на экскурсиях и во время индивидуальных посещений часто подходят к ней, экспонат вызывает у них очень пристальное внимание. Именно поэтому авторы нашего путеводителя решили не обходить экспонат стороной, а попытаться обсудить его с ребёнком и его спутником».




Инсталляция символизирует детский травматический опыт и насилие над детьми. Но причем тут экскурсии для детей, с которыми этот «экспонат» пытаются обсуждать? Понятно, что игрушки вызывают у детей пристальное внимание, но какое отношение задумка автора и содержание данного «экспоната» имеют к детскому опыту восприятия искусства? Не удивительно, что подобные вопросы возникли у многих родителей, которые в отличие от Урганта серьезно относятся к вопросам воспитания детей.

Кукольная инсталляция – это не единственный провокационный экспонат выставки (вероятно, наши СМИ намеренно обходят гораздо более вызывающие объекты). Если посмотреть на фотографии нашумевшей экспозиции, то можно сказать, что куклы – это просто «игрушки» по сравнению с некоторыми другими экспонатами, изображающими половые органы и сексуальные извращения. Я не знаю, как организовывались детские экскурсии по музею, обходили ли они эти работы или экскурсовод закрывала детям глаза, когда они к ним приближались. Хочется верить, что их детям не показывали…

Но почему эти провокационнее работы вообще выставляются в государственном музее, деятельность которого финансируется из бюджета? И как они помогают в реализации основ государственной культурной политики России? Если это просто экспериментальные работы, призванные продемонстрировать тотальную свободу мысли и творчества художника (в том числе свободу от общественной морали), то пусть подобные работы выставляются на частных музейных площадках за счет ценителей подобных экспериментов (главное – чтобы подобные эксперименты не противоречили законодательству).

Разобравшись более подробно с вопросами и претензиями к выставке, снова вернемся к высказываниям Урганта в его шоу:





«Не стоит ругать азербайджанских художников: пришли на выставку, не понравилось – расставьте все по своим местам и идите дальше. Уточните в Манеже, если не знаете как. Там так же расставляли».




По сути, Ургант сравнивает людей, которые предъявляют к содержанию конкретных экспонатов выставки справедливые претензии, с акционистами из маргинального движения «Божья воля», устроившими погром выставки в Манеже. Но скандальная ситуация с выставкой в Перми ничего общего с погромом в Москве не имеет. Просто кому-то очень хочется маргинализовать возмущение и протест против демонстрации скандальных экспонатов в государственном музее, в которую были втянуты дети. И в этом просматривается определенная игровая схема, которую долгое время в Перми разыгрывал Гельман, а теперь продолжают разыгрывать его последователи. Говорится примерно следующее: если ты выступаешь против провокационных работ, то ты против современного искусства, а значит, ты «мракобес», которому место в «новом средневековье»  (ср.: если ты не Шарли, то ты на стороне террористов). Очевидно, что сложившийся общеевропейский тренд последних месяцев – невиданная по разнузданности атака на традиционную общественную мораль. Символом аморального мейнстрима стало скандальное французское издание, да и пермское гнездо Марата Гельмана от флагмана не отстает. Вот и Иван Ургант, весьма зависимый от «тренда», вставил свои пять копеек в дело морального растления российских детей. Впрочем, не в детях дело, а в том, чтобы в области культуры разрешить всё – включая шутки с детской психикой.

Между тем, современное искусство не исчерпывается скандалами, кощунствами, экспериментами с травматическим опытом и прочими провокациями. Если постмодернистские карикатуры в «Шарли Эбдо» вызывают справедливое возмущение, то это не мешает считать мировым злом контрмодернистскую деятельность террористов.

Организаторы выставки совершили две серьезные ошибки. Первую – когда выставили на государственной площадке провокационные экспонаты, которые вызвали большой скандал, вышедший на федеральный уровень. Но главная их ошибка состоит в том, что в ответ на скандал организаторы стали защищать и оправдывать эти провокационные работы. Тем самым они отказались отделить провокационное содержание отдельных экспонатов от выставки в целом, которая включала и вполне достойные работы, а главное – от основ политики музея современного искусства PERMM. А это уже серьезный повод приглядеться внимательней к концепции и миссии музея современного искусства в Перми, который, как оказалось, не перестал использовать в работе провокационные практики своего создателя.

Написано специально для eotperm.ru

Читайте также:

Призрак Гельмана бродит по PERMMи

Георгий Сметанин: «Неужели деяния Гельмана и его сообщников стали забываться?»

Гельман уехал, PERMM остался

Comments

( 3 comments — Leave a comment )
maksman
Nov. 21st, 2015 08:36 pm (UTC)

давно пора эту паскудину Гельмана в колонию строгого режима упрятать чтобы не сеял смуту среди россиян!

urush
Nov. 21st, 2015 10:13 pm (UTC)
Национальность у него такая, шарлиебдошная.
jirniy_kot
Nov. 22nd, 2015 06:57 pm (UTC)
Искусство разное бывает, не все мы способны понять или принять, но это не значит что оно не имеет право на существование или на показ в гос. музеях. Кунсткамера тоже то еще дерьмо, но мы же не возмущаемся что она существует. Тут вина только тех кто решил устраивать детские экскурсии, они же должны башкой думать что стоит показывать детям, а что нет.
( 3 comments — Leave a comment )
kir_bor
Соболев Кирилл
January 2018
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
Powered by LiveJournal.com