?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



В прошлой статье я рассматривал работу Маркса «К критике гегелевской философии права», в которой он пишет о необходимости критического развенчания христианской религии 19 века. Из работы видно, что главной претензией Маркса к религии является оторванность от реального мира и подмена его иллюзорным. И поэтому эта подмена должна быть разрушена с целью построения идеального мира на земле, то есть рая на земле.
      При этом стремление к этому построению не обязано быть атеистичным.

Маркс указывает на то, что отдельное место в революционном прошлом Германии занимает Лютер и говорит о нём, как о революционере. «Революционное прошлое Германии теоретично, это—реформация. Как тогда революция началась в мозгу монаха, так теперь она начинается в мозгу философа».

Более подробно вопрос о революционном прошлом Германии раскрывает Энгельс в своей работе «Крестьянская война в Германии».


Эта книга написана в 1850 году, после поражения прошедших в Европе революций 48-49 годов. Энгельс в ней старается поднять дух у сломленного поражением в революции немецкого народа и пишет: «Немецкий народ также имеет свою революционную традицию. Было время, когда Германия выдвигала личности, которые можно поставить рядом с лучшими революционными деятелями других стран, когда немецкий народ проявлял такую выдержку и развивал такую энергию, которые у централизованной нации привели бы к самым блестящим результатам, когда у немецких крестьян и плебеев зарождались идеи и планы, которые достаточно часто приводят в содрогание и ужас их потомков.

В противовес временной апатии, наступившей почти повсюду после двух лет борьбы, пора снова показать немецкому народу неладно скроенные, но крепко сшитые фигуры Великой крестьянской войны».

Заметьте, что с целью возжечь снова огонь в немецких сердцах Энгельс обращается в первую очередь к истории, к традиции революционной борьбы и его совершенно не волнует вопрос о том, что эта борьба осуществлялась под религиозными лозунгами.

В данной работе Энгельс пишет о том, что в начале 16 века духовенство было разделено на две части – аристократическую и плебейскую. Первые имели земли, большой достаток и все блага, даваемые властью. Вторые – это были местные священники в сёлах и городах — не имели всего этого и ввиду близости к народу разделяли настроения простых людей. Это обуславливало участие данной части духовенства (в числе которых был, например, священник Томас Мюнцер) в революционных движениях.

«Участие в движениях того времени, являвшееся для монахов исключением, для них [то есть плебейской части духовенства] было общим правилом. Из их рядов выходили теоретики и идеологи движения, и многие из них, выступив в качестве представителей плебеев и крестьян, окончили свою жизнь на эшафоте. Народная ненависть к попам обращалась против них лишь в единичных случаях».

Энгельс и в других работах затрагивал тему революционной борьбы священнослужителей против угнетения народа. В статье «Книга откровения» 1883 года он приводит цитату христианского критика Ренана: «Если хотите представить себе, чем были первые христианские общины, присмотритесь к какой-нибудь местной секции Международного Товарищества Рабочих». И проводит аналогию между рабочим движением в Европе и ранними христианами.

Эту мысль он подробно развил в работе «К истории первоначального христианства», вышедшей в печать в 1894 году. Процитирую его подробно:

«“Социализм”, в той мере, в какой он был тогда возможен действительно существовал и даже достиг господства — в лице христианства. Дело лишь в том, что это христианство, — а в силу исторических предпосылок иначе и не могло быть, — хотело осуществить социальное переустройство не в этом мире а в мире потустороннем, на небе, в вечной жизни после смерти, в “тысячелетнем царстве”, которое должно-де было наступить в недалеком будущем.

Параллель между обоими этими историческими явлениями[рабочим движением и первохристианами] напрашивается уже в средние века, при первых восстаниях угнетенных крестьян и в особенности городских плебеев. Эти восстания, как и все массовые движения средних веков, неизбежно выступали под религиозной оболочкой, в форме борьбы за восстановление первоначального христианства, подвергающегося прогрессирующему вырождению
...

Мы видим, что христианство того времени, еще не осознавшее само себя, как небо от земли отличалось от позднейшей, зафиксированной в догматах мировой религии Никейского собора; оно до неузнаваемости не похоже на последнее. В нем нет ни догматики, ни этики позднейшего христианства; но зато есть ощущение того, что ведется борьба против всего мира и что эта борьба увенчается победой; есть радость борьбы и уверенность в победе, полностью утраченные современными христианами и существующие в наше время лишь на другом общественном полюсе — у социалистов.»

Из приведённых цитат видно, что Энгельс как в 30 лет, так и после 60ти одинаково подчеркивает важную революционную роль религиозных движений в истории Германии и мира. Мог ли Маркс не знать про эту позицию своего ближайшего друга? Конечно же не мог. Значит он был согласен с Энгельсом.
         Всем, кто сомневается в том, что Маркс мог это простить это Энгельсу как другу предлагаю обратиться к работе «Святое семейство», в котором Маркс беспощадно разделывается с бывшим другом младогегельянцем Бауэром, когда у них возникают политические разногласия. Очевидно также и то, что борьба, о которой пишет Энгельс в последней цитате шла под религиозными лозунгами, которые явно не сводились к материальным интересам.

Итак, с целью пробуждения энтузиазма в массах Энгельс обращается к традиции немецкого революционого движения и эпохе зарождения христианства. Здесь необходимо отметить тот факт, что многие классики марксизма с целью восстановления революционной традиции и возбуждения тем самым в политической партии и народе необходимого для революции энтузиазма обращаются в глубину веков дальше христианства и стремятся обнаружить эти корни в прометеизме, орфизме и иных религиозных течениях древности. Наиболее известные из них, это зять Маркса Поль Лафарг и английский коммунист, член исполкома коммунистической партии Великобритании с 1936 года Джордж Деруэнт Томсон.



Джордж Деруэнт Томсон

Приведу лишь единственную цитату из книги последнего – «Исследования по истории древнегреческого общества»: «Как идеологическое оружие в классовой борьбе мистическое движение этого рода имеет два противоречивых аспекта. С одной стороны поскольку оно представляет собой выражение реальной нищеты и протеста против неё, оно может, если имеется революционное руководство, превратиться в сознательное политическое движение.
      С другой стороны, при отсутствии такого руководства оно может быть с таким же успехом использовано правящим классом как средство отвлечения внимания от действительной борьбы и для увековечивания таким образом нищеты, из которой само это движение вырастает. В Аттике VI столетия первая из этих тенденций была представлена орфизмом, который отличался от элевсинских мистерий своим непосредственно народным происхождением и своей свободой от государственного контроля».
В данной цитате, на мой взгляд автор очень точно снимает противоречие между успокоительной и революционной ролями религии.

Таким образом, получается, что марксизм к религии относится гораздо более сложно, чем пишут в некоторых советских догматическо-атеистичных монографиях, как, например, в предисловии к сборнику статей Лафарга, выпущенному в 37 году под названием «Религия и Капитал». В нём после безапелляционного перечисления мест, где Лафарг ошибался (что уже само по себе вызывает странное чувство), высказываются например такие перлы: «Существенный недостаток Лафарга в исследовании первоначальных религиозных представлений заключается еще в том, что он совершенно не показывает их реакционный характер».



Оригинал взят у kmi9




promo kir_bor december 12, 22:38 1
Buy for 120 tokens
Движение «Суть Времени» запустило собственное информационное агентство «Красная Весна» - http://rossaprimavera.ru 24 октября 2012 года вышел первый выпуск еженедельной газеты «Суть времени» . Газета является первым и основным общефедеральным…